Вело-весна 2013 Burgenland & Niederösterreich. Mörbisch am See, день четвертый – прогулка по Вене.  
 
Kärntner Straße 
Kapuzinerkirche
St. Stephan
Jesuitenkirche
zum Basilisk
Hoher Markt и часы Anker
Franziskanerkirche
Albertina
Прункзал
Michaelerplatz
Looshaus
Венский пивной фестиваль Wienerbierfest
Palais Ferstel
Freyung
Burgtheater
Neueus Rathaus
Parlament
Volksgarten
Heldenplatz
Volkstheater
Schwarzenbergplatz
KarlsKirche
Павильоны Karlsplatz
Secession
Naschmarkt
Musikverein
Schloß Schönbrunn
Belvedere
Prater
Дом Хундертвассера
 

Полезные ссылки:
Официальный путеводитель по Вене на русском
Весьма тенденциозный и коммерческий, но все-равно неплохой путеводитель по городу от супругов Шварцев
Необычный взгляд на Вену и башни Люфтваффе от Продукта

После прекрасного и солнечного дня труда погода изменилась. Кататься под дождем не хотелось, поэтому мы, недолго думая, сели в машину и поехали в Вену. Каких-то особых целей мы перед собой не ставили, а просто решили, что гулять под дождем по городу гораздо лучше, чем сидеть в нашем маленьком городке.

Сначала я думал написать достаточно полный рассказ-путеводитель об этом прекрасном городе, благо фотоматериалов из поездки 2007 года у меня более чем достаточно. Но потом понял, что писать еще один путеводитель по Вене – дело неблагодарное. Поэтому я просто расскажу о нашей однодневной прогулке по центру города и о том, что я еще советовал бы посмотреть. Ни в коем случае мой рассказ нельзя расценивать, как полноценный путеводитель, скорее это просто путевые заметки. В качестве основного путеводителя по городу я традиционно рекомендую путеводитель по Вене Дорлинг Киндерсли.

Что желательно представлять туристу, попавшему впервые в Вену? Мне кажется, достаточно будет трех основных карт: Австрии (представлять её географию неплохо, иначе не очень понятно, где находится Каринтия и зачем в Вене одноименная улица), карты Вены в пределах чуть-чуть шире Рингштрассе, и план королевского дворца Хоффбург.

Несмотря на дождливую погоду Вена встретила нас огромным количеством туристов, причём русскоговорящих было, как нам показалось, большинство. Ничего удивительного, ведь на майские праздники россияне разъезжаются погулять по разным европейским городам.

Нам встречались и многочисленные группы с экскурсоводом, дающим экскурсантам 15 минут на посещение магазина Swarovski, так как автобус не ждет. Попадались и влюбленные пары, в которых мальчик, глядя с обожанием на девочку, рассказывает ей о «своей Вене», выглядит это слегка мелодраматично и комично, но мило. Были и шоппинг-туристы, которые громко, на всю улицу, с тяжело локализуемым акцентом (то ли Мариуполь, то ли Таганрог), обсуждали проблемы этого самого шоппинга:
- Маша, ну шО, ты фсё купила?
- Да сапоги какие-то фуфловые были…
- А ты в том махАзине была? Там хорошие…

Kärntner Straße называется так потому, что в средние века была главной дорогой в Каринтию (Kärntner). Сейчас это основная торговая улица старого города. В дождливую погоду народ по ней передвигается перебежками от магазина к магазину. Пешеходная часть улицы идет от Оперы до Святого Стефана.

Рядом, на площади Neuer Markt, расположена внешне особо ничем не примечательная Kapuzinerkirche с находящимся в её подземелье императорским склепом Kaisergruft. Основан он в 1619 г. императором Маттиасом. Здесь покоятся останки 138 Габсбургов, похороненных в большой усыпальнице, авторство которой принадлежит Балтазару Муллю (1753).

 

Ходить и рассматривать помпезные гробницы можно часами. Внимание привлекают самые разнообразные черепа, скорбящие фигуры, различные изображения. На одной из могил выгравирован Братиславский град, бывший одно время местом расположения королевского двора Габсбургов. Настоятельно рекомендую зайти и посмотреть на все это – чрезвычайно живописно.

Братиславский град

 

На пересечении улиц Kärntner Straße и Graben находится Stephanplatz – это самый центр города. С момента постройки в 1990 году Haas-Haus, в котором находится крупный торговый комплекс со множеством магазинов, о его архитектурных достоинствах и недостатках не писал только ленивый. Мне показалось, что в его архитектуре есть отсылки к творчеству Хундертвассера. Красив дом Хааса или уродлив – судите сами. Зато в его стеклах очень красиво отражаются стоящие напротив здания, в их числе и символ Вены - собор Святого Стефана

 

Собору Святого Стефана более 850 лет, основан он одновременно с Москвой - в 1147 году. От первой романской церкви до нас дошли Исполинские врата и Языческие башни - главный вход, выходяший на Stephanplatz. Готический неф, хоры и боковые часовни появились в результате перестроек XIV-XVI веков. Позже, в эпоху барокко, появилась нижняя ризница.

 

Собор знаменит своей мозаичной кровлей, восстановленной после бомбардировок в конце Второй мировой войны.

 

Северная башня собора выглядит странно – присмотритесь – мощное готическое основание и несуразный купол. Всё потому, что она не была достроена. Почему? На этот счет существует легенда…

 

Мастер Ганс Пуксбаум

Почти целое столетие возводили жители Вены свой великий собор, церковь Святого Стефана, а это великолепное произведение искусства все еще не было завершено. Южная башня возносилась в небо, неф («корабль», одна из продольных частей церковного здания) был уже готов, и недоставало лишь Северной башни. Потому-то городской магистрат и приказал возвестить, что работа будет поручена зодчему, который завершит строительство в наикратчайший срок и с наименьшими затратами. Среди многих других, домогавшихся заказа, объявился и зодчий по имени Ганс Пуксбаум, и вот он-то коротко и ясно заявил:
- Дабы возвести Северную башню, мне потребуется половина срока, надобного другим зодчим.
Ему и поручили строительство.
Ганс Пуксбаум был молод, еще не очень известен и выполнил дотоле совсем немного работ. Однако же сам Ганс знал, что он прилежен и искусен, и поэтому сказал себе:
— Если я возведу башню в назначенный срок, то добьюсь славы и почестей и женюсь на моей Марии.
Мария была девушкой, которую он очень любил, но родители ее были богаты и знатны, и потому такой простой искатель руки их дочери не очень-то пришелся им по душе.
Мастер Пуксбаум тотчас же принялся за работу; вначале дело спорилось и строительство в самом деле продвигалось вперед согласно его намерениям.
Но вскоре возникли и первые трудности. Однажды не оправдались расчеты, в другой раз затянулся подвоз строительных материалов, короче говоря, появлялись все новые и новые препятствия. И мастеру Пуксбауму пришлось признать, что ему не удастся возвести башню в назначенный срок. День ото дня молодой зодчий все больше и больше утрачивал надежду, и даже его Мария не в силах была приободрить жениха. И вовсе не удивительно, что он, убитый горем, снова и снова сидел пред собором Святого Стефана, ломая голову и размышляя о том, как найти выход из трудного положения.
Как-то вечером, стоя в совершенном отчаянии у подножья Северной башни, он внезапно обнаружил рядом с собой странного вида человека в зеленом камзоле. Человек этот ухмыляясь смотрел на него.
- Мне жаль тебя, — заговорил незнакомец, — я очень хорошо знаю, какая у тебя печаль.
- Кто ты и что тебе надо? — испуганно спросил мастер.
- Кто я таков - ответ прост, — сказал незнакомец. — Меня величают Князем Тьмы или Дьяволом, некоторые же зовут меня чёртом и дают мне другие прозвища, не очень-то лестные. Но не будем говорить об этом! А что мне надо? И на это ответить просто. Я хочу тебе помочь, бедный ты малый!
Холодок пробежал по спине у мастера; словно защищаясь, он вытянул руки и в ужасе воскликнул:
— С тобой я не желаю иметь дела! Убирайся отсюда!
Однако же черт только засмеялся и медоточиво ответил:
— Хочешь, поспорим? Коли я тебе помогу завершить башню в куда более краткий срок, нежели ты посулил, и коли ты благодаря этому добьешься руки своей возлюбленной, неужто ты и тогда будешь столь непоколебим? Неужто ты и тогда откажешься от моей помощи?
Но нелегко было переубедить мастера. Пожалуй, целых полчаса пришлось чёрту всячески его уговаривать, прежде чем молодой зодчий заколебался. Слишком велико было искушение. Ведь немало молодых людей готовы были натворить глупостей, когда речь шла о том, чтобы добиться руки любимой девушки. Дело зашло уже так далеко, что мастер Пуксбаум, наконец, колеблясь, спросил:
— А что ты потребуешь взамен?
— Немного, — подлизываясь к Гансу, ответил черт. — Все то время, пока ты трудишься, строя башню, ты не должен произносить ни имя Бога, ни имя Девы Марии или вообще какого-либо святого.
Мастеру показалось, что выполнить это условие не только не тяжело, но и вовсе не опасно. Он больше не колебался, и сделка была заключена.

Словно по мгновению волшебной палочки с этого дня все пошло как по маслу. Башня все росла и росла. Не только магистрат и жители Вены дивились этому, но и сам мастер поражался, как быстро двинулась вперед работа. И не удивительно, что день ото дня он становился все счастливее. Мысленно Ганс видел уже пред собой готовую башню, а себя — всеми почитаемым зодчим: вот он идет к родителям Марии — просить руки их дочери. И, разумеется, они ответят ему согласием. Что им еще остается! Ведь он, Ганс Пуксбаум — лучший зодчий во всей Вене!

Однажды, стоя на строительном помосте, мастер едва мог сдержать свою радость. Теперь он знал: башня вознесется ввысь ранее назначенного срока — и кто тогда посмеет отказать ему в руке Марии? Последние недели он день и ночь трудился над возведением башни, и у него едва хватало времени встречаться со своей девушкой. Как же он был поражен, когда внезапно увидел внизу, у подножия собора, что она пересекает площадь. Да, там шла она, его возлюбленная Мария! Его Мария! Но она не смотрела вверх. Тогда Ганс, низко наклонившись вперед, чтобы она непременно его заметила, громко закричал:
— Мария!
Едва он произнес это имя, как помост начал шататься. Громоподобный грохот сотряс башню; бревна падающего помоста и строительный мусор, обломки стен рушившейся башни увлекли Ганса Пуксбаума в бездну.
Охваченные ужасом строители клялись потом, что слышали громкий презрительный хохот и видели гигантскую фигуру великана в зеленом камзоле, парившую над руинами башни. И сколько ни искали тело мастера, так и не нашли. Оно — исчезло!

Возведение второй башни было приостановлено и никогда больше не возобновилось.


Источник: «Таннен-Э - город под вечными льдами. Легенды Австрии», составитель Инна Стреблова, Издательство: Русско-Балтийский информационный центр "БЛИЦ" 1999 ISBN: 5-86789-111-9

Что же было на самом деле?

В 1450 году, когда действительно существовавший мастер Пуксбаум взялся за строительство фундамента Северной Башни, то не уследил за качеством молодого вина, которым гасили известь для раствора. Вино, как говорят, в тот год было слишком уж кислым, и фундамент вскоре разрушился. Возведение Северной Башни приостановили на 17 лет, чтобы основание дало надлежащую усадку. Потом, спустя 44 года, строительные работы были вновь приостановлены. И только в 1578 году незавершенную башню закрыли куполообразной крышей.

Внутри собора всё именно так, как и должно быть в известном европейском соборе: величественный свод, кафедра, главный, Винер-Нейштадтский и боковые алтари, а в склепе под главным алтарем урны с останками некоторых Габсбургов.
Можно подняться по лестнице на башню и с неё посмотреть на виды города. Подняться стоит, что бы размять ноги, а вот сами виды на мой взгляд так себе…

 

На Doktor-Ignaz-Seipel-Platz рядом со зданием старого университета (сейчас там располагается академия наук) расположена церковь иезуитов. Иезуиты решили переехать сюда в 1620-х годах. Университет находился под влиянием ордена и был основной силой контрреформации. Орден нисколько не стеснялся своей власти, поэтому храм был построен величественным и помпезным. Однако, если вы постучите пальцем по "мраморным" стенам, то поймете, что это отнюдь не дорогой мрамор, а штукатурка под него.

Церковь была перестроена в 1703-1705 годах итальянским архитектором Андреа Поццо, в потолочных фресках он использовал трёхмерные оптические эффекты.

Название этой улочке в переводе означает «Улица красивого фонаря». Красивый фонарь висит на доме №6 (это его копия, оригинал находится в историческом музее города).

 

В барочном здании Bernardskapelle располагается Restaurant zum Basilisk. Называется он потому, что рядом на доме №7 изображен этот мифический змей. Якобы в 1212 году его обнаружили на этом месте в колодце.

 

Hoher Markt - одна из старейших площадей Вены. После Второй Мировой войны под площадью обнаружили руины римского военного лагеря Виндобона, в котором в 180 году н.э. умер Марк Аврелий. В средние века на площади торговали рыбой и одеждой, а так же казнили преступников. С XVIII века площадь становится местом судебных разбирательств. Самая известная достопримечательность площади - часы Анкер. Они представляют собой медно-бронзовое скульптурное произведение. Механизм часов создал в 1911 году Франц фон Мач. В часы вмонтированы фигуры 12 исторических личностей. Каждый час на циферблате появляется одна из двенадцати фигур, в полдень - все двенадцать.

 

По адресу Wollzeile 30 расположено очень интересное заведение – магазин продуктов и деликатессов, винотека и бистро на 12 посадочных мест Böhle, вот отзывы о нём на tripadvisor’е. Там можно не только купить множество вкусностей и вина, но и попробовать их на месте. Великолепное заведение!

Рассматривая представленный здесь винный ассортимент, мы обнаружили бутылки от Ernst Triembaumer – очень похожие на ту, что нам так понравилась вчера в Русте. Проконсультировавшись с продавцом и получив подтверждение, что это хорошее вино, мы взяли одну… коробку – ну а что, понравилось же – решив, что когда будем мангалить у нашей тетушки в Сюзанне, вино нам точно пригодится.

Dominikanerkirche на Postgasse Dominikanerkirche на Postgasse

 

Францисканская церковь (Franziskanerkirche) находится на Franziskanerplatz. Орден достаточно поздно появился в Вене, поэтому францисканцам пришлось возводить храм на месте средневекового монастыря. Церковь была построена в 1603 г в стиле южногерманского Ренессанса. Перед церковью – фонтан Моисея, авторства Иоганна Мартина Фишера (1798). Так как у нас были с собой тяжелые пакеты из магазина Böhle, мы направлялись прямым путем к нашей машине и не стали заходить в церковь. А зря. Её интерьер выполнен в стиле пышного барокко – посмотрите фотографии на tripadvisor’e или в Гугле и вы точно проникнитесь этой помпезной атмосферой. Авторство высокого алтаря принадлежит уже известному нам по церкви Иезуитов Андреа Поццо. Орган церкви, созданный Иоганном Вёркелем в 1642 г., является старейшим в Вене.

С высокой террасы дворца Albertina открывается вид на Оперу и Helmut Zilk-Platz .

Во двореце Альбертина, названного так по имени супруга её владельцы Марии Кристины Альберта Саксен-Тешена, расположена галерея с одной из лучших в мире коллекций гравюр, графики, акварелей и фотографий. Кроме того, там представлены работы Альбрехта Дюрера, Микеланджело, Рубенса и Пикассо. Кроме постоянной экспозиции в Албертине проходят и отдельные тематические выставки, информацию о которых можно найти на сайте. А ещё открыты для осмотра императорские покои Габсбургов. Заманчиво? Нам так не показалось - смотреть с умным видом на картины нам не хотелось, поэтому мы продолжили нашу прогулку.

А вот мимо главного зала дворцовой библиотеки (прункзал) Хофбурга, заказанной Карлом VI Иоганну Бернгарду Фишеру фон Эрлаху в 1719 году, мы пройти не могли. После смерти архитектора в 1723 году заканчивал строительство здания его сын. Библиотечное собрание насчитывает более 2,6 млн. томов и включает личную библиотеку принца Евгения и книги из монастырских библиотек, закрытых в эпоху религиозных реформ Иосифа II.

Длина прункзала – 77 метров, это самая большая библиотека эпохи барокко в Европе. Своды расписаны фресками работы Даниэля Грана (1730). Это огромная и очень красивая библиотека – я настоятельно рекомендую её к посещению.

На площади Michaelerplatz находятся огромные ворота резиденции Хофбург Михаэлерстор, напротив них – церковь Митхаэлерскирхе и Дом Лоза. Последний заслуживает самого пристального внимания.

Построен дом Лоза в 1910-1912 годах архитектором Адольфом Лозом ровно напротив Михаэльстора. Постройка этого дома так разгневала Франца Фердинанда, что он заявил, что никогда больше не будет пользоваться этими воротами. С одной стороны, строгое здание в стиле модерн без декора ради декора не слишком сочетается с помпезными строениями площади. С другой стороны – в архитектуре дома Лоза отсутствует вычурность, и он очень элегантен. Это же касается и его интерьеров. Сейчас в здании находится отделение Raiffeisenbank’а, но в рабочие часы можно зайти внутрь и осмотреть прекрасно сохранившиеся интерьеры – банковские служащие к этому привычны. Мы не стали наглеть и и щёлкать фотоаппаратом, хотя надписей о запрете я что-то не припомню. Поэтому за фотографиями интерьера я отсылаю на сайт дома.

Дальнейшая прогулка по улице Kohlmarkt мимо красивых домов эпохи модерна, мимо улицы Graben и агентства недвижимости с говорящим названием "Халупа"....

привела нас на площадь Am Hof, где в эти дни проходил Венский пивной фестиваль Wienerbierfest.

Бывая в Австрии не единожды, я почему-то считал, что пивных производителей в стране не так уж и много - на слуху пятерка основных. А тут оказалось, что всё совсем не так, и при желании можно попробовать раскрыть тему пивной Австрии.

Дворец Ферстель - крупное сооружение, построенное главным архитектором многих зданий, расположенных на Рингштрассе, Генрихом Ферстелем в итальянском классическом стиле. Одним фасадом он выходит на площадь Фрайунг, другим — на улицу Херренгассе

История здания восходит к 1651 году, когда граф Эрнст Абеншперг фон Траун приобрел дом в центре Вены и затем полностью переделал его в красивый дворец. Таким образом, на этом месте изначально был дворец Абеншперг-Траун (Palais Abensperg – Traun). 1683 году, в результате второй турецкой осады Вены, дворец был полностью сожжен и не восстановлен. Настоящий облик дворец обрел в 1856-1860 годы, когда его возвели на том же месте в венецианско-флоренцианском стиле с массивным каменным цокольным этажом и многообразной лепкой с ковкой. В первые дни он привлекал значительное внимание – тогда дворец считался самым современным зданием в Вене, где располагались австро-венгерский национальный банк, первая фондовая биржа, базар и кафе Централь (Cafe Central), где собирались великие художники и писатели. Дворец был серьезно поврежден в результате бомбардировок в конце Второй мировой войны, но его полностью восстановили в 1988-1989.

Большой зал дворца (Ferstelsaal) и малый зал сдают в аренду для проведений концертов, обедов, коктейльных мероприятий, презентаций и конференций. В зависимости от типа мероприятия можно пригласить от 20 до 735 человек. Кстати, это одно из любимых мест для проведения свадеб, захотите сыграть здесь свадьбу - скажите мне потом спасибо за идею.

В Ferstel Passage  располагаются небольшие торговые лавки, шоколадная кондитерская и старинное кафе Централь.

Площадь Фрайунг имеет очень необычную форму. Название площади связано с тем, что стоящая здесь Schottenkirche имела право предоставлять убежище – придя сюда беглец мог не опасаться ареста и наказания. Это право отменила только Мария Терезия. Кстати, монастырь Schottenstift часто почему-то пренебрежительно называют «комодом». На площади так же расположены Дворец Кински (дом №4), рядом с ним – один из самых древних дворцов в Вене - дворец Порчия (1546), а дом №3 – дворец Харрах.

Schottenkirche и дворец Кински

Чуть дальше наше внимание привлек симпатичный велосипед, стоящий около какого-то магазинчика с кремами и косметикой. По пути к Рингу на Schreyvogelgasse нам очень понравился узкий зеленый домик.

Бургтеатр - одна из самых престижных сцен немецкой драматургии. Театр, построенный при Марии-Терезии, был перестроен Карлом фон Хасенауэром и Готтфридом Семпером в стиле итальянского ренессанса. Однако в 1887 году выяснилось, что с некоторых мест почему-то совсем не видно сцены. И театр закрыли, чтобы перестроить заново - Австро-Венгерская империя могла себе такое позволить. Во время Второй мировой войны в здание попала бомба - уцелели лишь стены. Сейчас театр отстроен заново и я надеюсь, что уж теперь сцену хоть как-то видно со всех мест зрительного зала.

 

 

Силуэт новой Ратуши - один из самых узнаваемых в Вене. Она была построена в неоготическом стиле по образцу брюссельской ратуши в 1872-1883 по проекту Фридриха Шмитдта и расположена в парке, выходящим на Ринг. На вершине 98-метровой башни установлен один из символов Вены - статуя рыцаря в средневековых доспехах. Боковые башни пониже - их высота 60 метров. На площади перед ратушей устраиваются различные мероприятия - концерты и выступления, Рождественский базар и прочее.

 

 

 

Здание парламента построено по проекту датского архитектора Теофила Хансена в 1883 г.

 

Напротив парламента расположен Volksgarten, который весной утопает в цветах. Он был разбит в 1820 году после того, как войска Наполеона разрушили городские стены. Сад во французском стиле стал одним из любимых мест отдыха венцев.

Из Volksgarten мы выходим на Heldenplatz (площадь героев). Во время реконструкции города в XIX веке площадь задумывалась как центр величественного имперского форума, примыкающая к комплексу старого Хоффбурга. В 1913 году было заверешено строительство находящегося на нём Neue Burg'а - нового дворца. Именно здесь в 15 марта 1938 года Гитлер объявил об аншлюсе Австрии.

На Maria-Theresien Platz друг напротив друга расположены музеи естествознания и истории искусств

 

Фолькстеатр построен в 1889 году австрийскими архитекторами Фердинандом Феллнером и Германном Хелмером. Ими были использованы новейшие технологии того времени, например полностью электрическое освещение. Зрительный зал театра насчитывает более 1000 мест.

 

 

Одна из самых необычных по конфигурации площадей города. Она начинается от Kärntner Ring в виде широкой улицы, пересекает большую Lothringerstraße и завершается расширением до 200м у дворца Schwarzenberg, таким образом длина составляет 550м. Улица названа по имени австрийского фельдмаршала Кварла Шварценберга (1771-1820), известного по победе над наполеоновскими войсками под Лейпцигом в октябре 1813 г.

Schwarzenbergplatz Schwarzenbergplatz Schwarzenbergplatz Schwarzenbergplatz

На площади стоит памятник советским воинам, погибшим при освобождении Австрии от фашизма. Мемориал включает в себя триумфальную арку и фигуру солдата с автоматом Шпагина на груди. Солдат одет в золотой шлем и держит флаг СССР и золотой советский герб. Пьедестал памятника имеет форму пятигранника. На его фронтальной стороне, обращенной к площади Шварценбергплац, выбит приказ верховного главнокомандующего И. В. Сталина в связи со взятием Вены 13 апреля 1945 года. На двух боковых — списки советских солдат и офицеров, павших в боях за Вену.

Рядом расположено красивое здание французского посольства.

 

Церковь построена в честь избавления Вены от чумы Иоганном Бернарндом Фишером фон Эрлахом и считается одним из его главных шедевров…

Поблизости с Karlskirche расположена другая венская достопримечательность – уже эпохи модерна - павильоны Karlsplatz. Их авторство принадлежит Отто Вагнеру. Он был не только архитектором, но и принимал участие в проектировании в конце XIX века венского метро. Его планы удалось воплотить в 1960-х годах, когда началась прокладка туннелей. Ветка U4, соединяющая Шёнбрунн с центром, проходит по предложенному Вагнером маршруту.

Сохранились несколько станций, спроектированных архитектором, но самыми выразительными являются павильоны-близнецы городской железной дороги (1898-1899) на Karlsplatz. Покрытые зеленой патиной медные крыши, цветочные орнаменты с изображением любимых Вагнером подсолнухов и позолота отлично сочетаются с расположенной поблизости Karkskirche.

Здание «Сеццессиона» - наряду с Вагнеровскими павильонами на Karlsplatz является еще одним символом венского модерна. Это выставочный зал, построенный по проекту архитектора Йозефа Марии Ольбриха в 1898 году рядом с Нашмарктом. Представляет собой куб с четыремя башенками и кружевным куполом из переплетенных лавровых листьев. После завершения его строительства здание стало выставочным залом одноименного движения – здесь выставлялся Густав Климт, Коло Мозер, Отто Вагнер и другие.

Нашмаркт – это оживленный венский рынок, где можно купить много всего вкусного. Он находится на улице WienZeile, причем, если смотреть в сторону Karlsplatz, то по левую руку будет Linke Wienzeile (т.е. левая), по правую – Rechte Wienzeile (соответственно, правая).

 Так вот, дома № 38 и 40 по Linke Wienzeile называются «домами Вагнера». Отто Вагнер спроектировал эти дома в 1899 году в период расцвета стиля модерн (по-венски, сецессион). Дом №38 выделяется позолоченным орнаментом, авторство большей части которого принадлежит Коло Мозеру.

 

Концертный зал Общества любителей музыки - Gesellschaft der Musikfreunde in Wien - именно здесь в большом зале 1 января проходят всемирно-известные новогодние концерты Венского филармонического оркестра (Wiener Philarmoniker), билеты на которые стоят весьма недешево и раскупаются за год вперед. Это основная музыкальная площадка Вены, что-то вроде Консерватории для Москвы.

 

 

Хоть я и не собирался писать путеводитель по Вене, но удержаться от рекомендаций не могу. Итак, куда еще стоит сходить и что посетить в Вене.

Достопримечательность Австрии №1 по посещаемости – Schloß Schönbrunn, проект перестройки существующего дворца был заказан в 1695 г. Леопольдом I Иоганну Бернарду Фишеру фон Эрлаху, и завершен уже при Марии Терезии в 1749 году Николаусом Пакасси.

Нужно посетить сам дворец...

... прогуляться по аллеям его красивейшего парка, наслаждаясь шумом фонтанов и красивыми водоплавающими птицами.  От самой высокой точки парка - Schönbrunn Palace Garden Gloriette - открывается прекрасный вид на дворец и на всю Вену. Если вы с детьми, сходите в расположенный здесь зоопарк.

А если вы просто гуляете, то посетите оранжереи, где представлено множество экзотических растений.

 

И самое главное: не забудьте посетить Cafe Residenz, расположенное в левом крыле дворца, чтобы посмотреть Original Wiener Strudelshow. После его просмотра вы будете знать, что через правильно приготовленное и раскатанное тесто для штруделя можно читать газету. А если тема изготовления штруделей вас захватит, то при кафе существуют курсы, по окончании которых вы смело сможете демонстрировать своё умение готовить этот австрийский десерт всем своим родственникам и знакомым.

 

Порекомендую к посещению дворец Belvedere. И сам дворец красивый, и картины Густава Климта посмотрите.

 

Часто слышу разговоры о том, что этот парк нужно обязательно посетить и прокатиться на колесе обозрения. Я этого мнения не разделяю – ну парк, ну колесо обозрения… Виды с него средние, судите сами… Я бы второй раз не пошёл.

 

Если вы образованный человек, тема архитектуры не может быть вам безынтересна. Поэтому настоятельно рекомендую посмотреть дом Хундертвассера.

Фридрих Стовассер (Фриденсрайх Хундертвассер) был скорее художником, чем архитектором. Но в нашу жизнь он вошел как автор множества зданий и сооружений, в их числе мусоросжигательный завод в Шпиттелау, дом, названный его именем, и многие другие. Так уж сложилось, что прилагательное «великий» появляется рядом с тем или иным именем через достаточно длительный срок после смерти человека. Хундертвассер умер 19.02.2000 и поэтому его пока называют просто «революционером в области архитектуры», половина Вены его ненавидит, а вторая половина – боготворит. Но я уверен, что лет через 20-30 всё встанет на свои места, и Хундертвассера поставят в один ряд с Антонио Гауди, у которого он много чему научился.

 

Несколько полезных ссылок: Музей Хундертвассера , DW архитектура Хундертвассера в Германии, российский проект Hudertwasser.ru

Чтобы понять архитектуру Хундертвассера и то, что он пытался реализовать, необходимо нужно хотя бы чуть-чуть рассказать о его воззрениях.

Во-первых, он испытывал отвращение к прямым линиям и прямоугольной рациональности, что объясняется его впечатлениями от соблазнительных округлостей австрийского барокко и изобилующих плавными линиями украшений стиля модерн. Хундертвассер утверждал, что проведенные по линейке прямые линии приводят к тому, что люди болеют, поскольку такие линии не присущи природе и постоянно подвергают людей раздражению, к которому их организм не подготовлен. "В современном городе человек постоянно испытывает оскорбление прямой линией, это ощущение и воздействие вполне сравнимо с воздействием химических канцерогенных веществ или отравляющих выбросов, которые приводят к возникновению болезней".

Во-вторых, огромное внимание он уделял вопросам экологии. По мнению Ф. Хундертвассера, идеальный дом должен являться частью самой природы. Вот его проект АЗС для компании AGIP, вот так он представлял себе невидимый с воздуха «зеленый» город (обязательно пролистайте все иллюстрации по ссылке).

Хундертвассер выступал за индивидуальность и против рационализма в архитектуре. «Человек, занимающий наёмную квартиру, должен иметь возможность высунуться из своего окна и поскрести каменную кладку на расстоянии вытянутой руки. Ему должно быть позволено взять длинную кисть и раскрасить все снаружи окна на расстоянии вытянутой руки. И благодаря этому всем на улице будет видно издалека, что здесь живет некто, отличающийся от заключенного в тюрьму, порабощенного, стандартного человека, живущего по соседству.

Он также должен иметь право разрушить стены и сделать любые изменения, даже если они нарушают архитектурную гармонию так называемого шедевра, и он должен быть в состоянии наполнить свою комнату грязью или детским пластилином. Но договор аренды запрещает это!

Настало время для людей восстать против своего заключения в кубических конструкциях, где они подобны курам или кроликам в клетках – против заключения, чуждого человеческой природе.»

Подробнее – в Манифесте заплесневелости против рационализма в архитектуре.

Теперь о самом доме. Заказчиком строительства здания выступил муниципалитет Вены, он попросил Хундертвассера выстроить в городе одно из его утопических зданий. Городские власти, очарованные созданными Хундертвассером образами, захотели обзавестись чем-то особенным, чтобы увидеть воплощение его идеалов на практике.

Вначале дела шли не очень, так как архитектор, которому было поручено помогать Хундертвассеру, попытался исказить идеи автора. Никакого другого архитектора приглашать было нельзя «из-за проблем, связанных с архитектурным лоббированием, архитектурными организациями и архитектурными союзами». Вместо этого само государство выразило желание сотрудничать с автором проекта и наняло дипломированного архитектора г-на Пеликана, который получая фиксированную зарплату трудился над тем, как воплотить мысли Хундертвассера в реальность и сделать будущее здание структурно и композиционно приемлемым.

Хундертвассер часто упоминает «три кожи человека»: собственно сама кожа, одежда и архитектура. В соответствие со своими убеждениями он показывает нам кровоточащую архитектуру - здания, страдающие от нарывов и извержений. Этой болезнью здания Хундертвассера не болеют. Здание на Löwengasse в действительности является вертикально выстроенной деревней: каждая ярко окрашенная квартира воспринимается как отдельное целое в пределах общности здания, как самостоятельная единица. Можно встать на улице и указать вверх: «я живу вон там, в красной квартире. Это мой дом».

 

Внутри стены до уровня плеч покрыты штукатуркой, которую можно наносить заново, - сделано это для того, чтобы на стенах могли рисовать и писать как взрослые, так и дети.

Луковичные купола на крыше – отсыл к Casa Mila Антонио Гауди. Несмотря на то, что Гауди спроектировал и построил Парк Гуэль, его здания не могли похвастаться ни садом на крыше, ни зимним садом внутри, ни многочисленными террасами, на которые можно подняться по лестницам из квартир, расположенных внизу. Как и у Гауди, в доме Хундертвассера нарядные лестницы ведут прямо на улицу, а сам дом становится продолжением улицы, его угловатые колонны напоминают колонны в парке Гуэль. Входная арка в виде большой выгнутой параболы тоже вызывает в памяти образы Гауди.

С момента смерти Гауди современным зданиям не хватало роскоши внешней поверхности. Железобетон Хундертвассера – цветной, поэтому погодные условия не должны повлиять на колорит. «Лоскутное одеяло» декоративных изразцов (некоторые из них изготовлены с использованием металлического серебряного пигмента) освежает фасад, придавая дому богатый вид, ранее ассоциирующийся с княжеским образом жизни. Как сказал сам Хундертвассер: «Всё получилось намного более очевидно и живо – по-человечески, как часть природы и Вселенной, - намного лучше, чем я осмеливался надеяться. Это что-то вроде живой скульптуры. Дом похож на сон. До сих пор дома были противоположны мечтам, они навязывали нам свою волю, диктовали, подавляли. Люди останавливающиеся перед моим домом, смотрят и все равно не могут поверить, что мечту, грезу можно превратить в реальность. Им приходится смотреть дважды, поэтому что это как раз то, о чем они мечтали: этот дом пришел из мира снов и грез. Этот дом удовлетворяет глубоко укоренившиеся и искренние желания людей».

Хундертвассер не настаивал на изготовлении элементов конструкций и отделки вручную, он использовал «технологию с полки» (использование изготовленных в массовом масштабе элементов – дверных ручек, оконных рам, дверей, сантехники,… ), сочетая их самым неожиданным образом. Не предписывая один конкретный стиль архитектурного элемента всему зданию; смешивая уже готовые, но произведенные в разных местах части, которые можно было приобрести на рынке, Хундертвассер использовал индустриальные возможности по эффективному и недорогому массовому производству деталей, однако в каждом элементе дома присутствует роскошь разнообразия.

 

Как давно мечтал Хундертвассер, на крыше своего дома, расположенного в центре города, он высадил деревья. Эти деревья предоставляют тень, украшают дом, вносят уют, очищают воздух и намекают на аристократическое изобилие жизни, доступное до сих пор лишь крупным землевладельцам.

В здании использованы десять различных размеров окон, Хундертвассер сам занимался их расположением – сначала на бумаге, затем на макете.

Фрагмент беседы Ф. Хундертвассера с Г. Рандом:

Г. Р.: Эти окна как-то сгруппированы по функциональному свойству?
Ф. Х.: Я старался сделать окна гостиных больше, чем окна кухонь, и сделать окна на нижних этажах больше, чем на верхних этажах, там, где они в любом случае не получат слишком много света (те из них, что выходят во внутренний двор). Я всего лишь пытался сделать окна, которые будут хорошо смотреться снаружи. Мне показалось, что, если снаружи они будут смотреться хорошо, то хорошо будут смотреться и изнутри.
Г. Р.: В обыкновенном строительстве люди, живущие на первом этаже, смотрят на мир сквозь окна того же размера, как и люди на верхнем этаже.
Ф. Х.: Самое интересное, что ещё примерно сто лет назад - или даже совсем недавно, лет пятьдесят назад - окна на разных этажах были разного размера. Даже высота этажей была различна; первый этаж делали самым высоким, следующий пониже, следующий ещё ниже, а самым низким был последний этаж. Вначале богатые жили на первом этаже, а потому у них были большие окна и высокие потолки, тогда как на верхних этажах располагались слуги. Чем выше поднимался ты по зданию, тем беднее становились его обитатели. Сегодня у нас другая причина поступать так же - очень человеческая.
В городах на первом этаже света поступает меньше, поэтому окна должны быть больше; на верхних этажах света много, жители располагаются ближе к небу, на них не падают тени от соседних домов - а потому окна должны быть меньше. Собственно говоря, с маленькими окошками наверху получаешь столько же, может быть, даже больше света, чем на первом этаже или на втором с большим окном. Не понимаю, почему все этажи у зданий делают одной высоты. Получается, есть какой-то шаблон, и его повторяют на высоту в 20, 30, 100 этажей - это безумие. Есть и ещё кое-что: если смотреть на окошки снизу вверх по фасаду здания, по мере того, как они делаются всё меньше и меньше, создается ощущение перспективы, и здание кажется выше. Создается впечатление, что здание стоит несокрушимо, как пирамида с широким основанием.

Этот дом является шагом вперед в стилистическом, а не в экологическом смысле. Это социальное, а не научно-технологическое явление. Как говорил сам Хундертвассер, дом является шагом вперед в прогрессе человечества по направлению к гармонии с природой и творческими силами. Неудивительно, что этот многоквартирный дом имел сокрушительный успех: спрос на квартиры в нем в 7 раз превзошел их наличие.

Если у вас хоть что-то шевельнулось в душе при знакомстве с этим домом, советую ближе познакомиться с философией и творчеством Хундертвассера, это был человек, высказавший вслух то, что накопилось у людей за время индустриальной и постиндустриальной эпохи и постаравшийся сделать так, чтобы наша жизнь стала естественнее и лучше. Некоторые из его статей и манифестов опубликованы на Hundertwasser.ru.

Использованы материалы из книги Гарри Ранд «Хундертвассер» Taschen/Арт-Родник 2005, ISBN 5-9561-0145-8.

Так как полноценный путеводитель по Вене я писать не собираюсь, то, пожалуй, на этом и остановлюсь. А моему читателю посоветую внимательно почитать самые разные путеводители и рассказы о Вене - в этом красивейшем городе каждый найдет себе что-то интересное.